Про внесення змін до Кримінального процесуального кодексу України

Законопроект № 2500 не содержит порядка определения компетентного суда в случае,

если инициатор проведения негласного действия обратится с соответствующим ходатайством в суд иной области,

— адвокат С.Маковецкий

 

MakovetskiyНародный депутат Юрий Луценко зарегистрировал законопроект № 2500 «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (касательно негласных следственных (розыскных) действий относительно работников суда и правоохранительных органов)». Сергей Маковецкий, адвокат, партнер ЮФ «Гвоздий и Оберкович» прокомментировал для «Юридической практики» предложение народного депутата:

«Положения законопроекта «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (касательно негласных следственных (розыскных) действий относительно работников суда и правоохранительных органов)» заключаются в дополнении статьи 247 УПК Украины второй частью, которая позволит рассматривать ходатайство о разрешении на проведение негласного следственного (розыскного) действия за пределами территориальной юрисдикции органа досудебного расследования, который осуществляет досудебное расследование, в случае, если такое ходатайство будет касаться судьи, работника суда или работника правоохранительного органа и/или относительно помещения суда или правоохранительного органа.

Автор проекта обосновывает необходимость принятия подобной нормы потенциальной опасностью, которая может привести к постановлению неправосудного определения при рассмотрении ходатайства о разрешении на проведение негласного следственного (розыскного) действия или к незаконному распространению информации о самом факте постановления такого определения, содержащейся в законодательном положении (часть первая статьи 247 УПК Украины), в соответствии с которым рассмотрение вышеуказанного ходатайства осуществляется следственным судьей апелляционного суда, исключительно в пределах территориальной юрисдикции которого находится орган досудебного расследования. Такую опасность народный депутат увязывает с возможными бытовыми, дружественными или иными социальными связями следственных судей апелляционных судов с судьями, работниками суда или работниками правоохранительных органов, что обусловлено именно территориальным признаком.

Нельзя отказать автору законопроекта в наличии здесь определенной логики. Действительно, суть негласного следственного (розыскного) действия состоит в возможности получить информацию о преступлении или лице, его совершившем, без его ведома, а в условиях современных отечественных, да и, по признанию многих зарубежных юристов, общечеловеческих реалий социальные связи следственных судей апелляционных судов с судьями, работниками суда или работниками правоохранительных органов, в отношении которых инициируется вопрос о проведении подобных действий, могут привести к постановлению неправосудного судебного решения или к распространению информации о самом факте поступления такого ходатайства либо постановления такого определения, что навредит целям уголовного производства.

Однако данный законопроект не содержит порядка определения компетентного суда в случае, если инициатор проведения негласного действия действительно посчитает необходимым обратиться с соответствующим ходатайством в суд иной области, таким образом, оставляя вопрос всецело на усмотрение следователя и прокурора без установления каких-либо критериев, что полностью не соответствует духу УПК. Вместе с тем, согласно части 4 статьи 248 УПК определение о разрешении на проведение негласного следственного (розыскного) действия должно соответствовать общим требованиям к судебным решениям, таким образом, следственный судья лишается возможности обоснованно установить, подсудно ли ему подобное ходатайство. Представляется, что данную проблему можно было бы разрешить по аналогии с направлением уголовных производств из одного апелляционного суда в другой в порядке части 3 статьи 34 УПК посредством Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, который и определил бы компетентного следственного судью. Однако здесь, необходимо признать, могут возникнуть сложности с обеспечением необходимой оперативности рассмотрения ходатайств о проведении негласных следственных (розыскных) действий, часто чрезвычайных по своей природе и назначению.

Следует отметить, что предлагаемые изменения в регулировании даже пост-фактум не способны легализовать известные решения следственных судей районных судов г.Черновцов и г.Винницы о проведении обысков в судах г. Киева, поскольку обыск не относится к негласным следственным (розыскным) действиям, составляющим предмет изменяемого регулирования, и санкционируется следственными судьями судов первой инстанции. В отношении этого злободневного аспекта, очевидно, также приходится ожидать появления соответствующего законопроекта».

Похожие

Оставьте комментарий